О массах с оптимизмом

Автор: Павел Минка

Настало время, чтобы человек посадил росток высшей надежды своей. Его почва еще достаточно богата для этого. Но эта почва будет когда-нибудь бедной и бесплодной, и ни одно высокое дерево не будет больше расти на ней… Я говорю вам: нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду. Я говорю вам: в вас есть еще хаос. Горе! Приближается время, когда человек не родит больше звезды. Горе! Приближается время самого презренного человека, который уже не может презирать самого себя.

Ницше. Так говорил Заратустра

 

Не помешает добавить ложку оптимизма в бочку пессимизма. Жизнь, в конце концов, не сводится ни к каким рамкам. И стоило написать полную пессимизма статью «Анти-просвещение», как я почти сразу же взялся писать об этом же, но уже с оптимизмом. И пусть противоречие – жизнь противоречива. Только дурак объясняет все исключительно логично!

Последние двести лет (плюс-минус) длится процесс, который можно назвать главным процессом в истории этого периода – так называемое восстание масс. Вся культура последних столетий порождена этим процессом или так или иначе с ним связана. Суть его в том, что произошло изменение в социальной пирамиде, и массы, которые всегда притеснялись меньшинством власть имущих, обрели сами эту власть и вошли во все сферы жизни. И не просто вошли, а начали доминировать в этих сферах. Можно бесконечно говорить о богатстве тех событий, которые произошли в Европе в последние столетия, но это все – внешнее. Главное же событие, которое породило все, – это восстание масс. Это источник всего, что случалось с людьми в последнее время. Об этом и только об этом, говорю еще раз, – все пласты нашей культуры.

Что же собой представляет этот человек массы, который вышел на арену истории? Его черты такие: 1. Умение думать при отсутствии мышления. Мифологическое сознание. Пренебрежительное отношение к философии, даже презрительное. Отсутствие философского мышления, и, как следствие, критического. Ориентир на общепринятые шаблоны, стереотипы, предрассудки. Любовь к низости и пошлости. Но при всем при этом вера в свое уникальное мнение, в свою интеллектуальную полноценность, в свой безупречный вкус. Крайнее самодовольство, ощущение своей полноценности, в связи с чем отсутствие развития, самоактуализации. 2. Подавленная эмоциональность. Отсутствие подлинных эмоций. Игра в эмоции при их подавленности: игра в счастье, в радость, в любовь, в грусть и т.д. Поведение в соответствии с принятыми в обществе эмоциональными шаблонами. Как результат подавления, периодический выплеск эмоций и потеря себя в них. 3. Игровой характер жизни. Отсутствие собственной личности, душевная пустота, духовная примитивность, которая маскируется имитацией высокоразвитой личности. Игра в гениальность, в талантливость, в гениальное безумие. Жизнь в гиперреальности симулякров. Неумение быть самим собой.

Но самый большой недостаток у человека массы – это самодовольство. Отсюда – полная пассивность. Человек массы понимает, что он многого не знает. Но он уверен, что ему это и не надо. Он знает достаточно, чтобы ориентироваться в окружающем мире. И это приводит к тому, что он не развивается. А также погрязает в мифологической реальности. Человек массы считает, что если у него есть право на свое мнение, то любая глупость, которую он скажет, имеет сакральное значение. Фраза «У каждого свое мнение!» – это симулякр, имитирующий реальность, которой нет. Человек массы настолько самодоволен, что он считает все, исходящее от него, священно ценным. Он позер, отсюда – такой пошлый театр в социальных сетях, а также огромное количество реалити-шоу, где люди массы играют в игру под названием «жизнь, как она есть» («За стеклом», «Обмен женами», «Дом 2» и др.). Фактически, мы имеем дело с зиновьевской Евой Адамс, которая вела электронный дневник, записывая туда все свои «пи-пи» и «ка-ка». Теперь эти «пи-пи» показывают в разных популярных реалити-шоу, и человек массы, который в них участвует, не проявляет никакой глубины, никакого духовного блеска: он просто ест, пьет, спит, разговаривает, ругается и т.д., и это все маскирует пустоту, отсутствие личности, которое проступает за всей этой «жизнью, как она есть».

Когда появился homo sapiens, выломавшись из животного мира, перед ним встал один важный вопрос, который не может игнорировать никто из людей. Это вопрос о смысле жизни. Решение этого вопроса необходимо для выживания человека. Так, Камю говорит, что вопрос о самоубийстве – важнейший вопрос в жизни человека. Как это понимать? Ведь многие вообще никогда не думали о самоубийстве, а большинство и вовсе никогда не считало, что важнее всего решить вопрос, стоит ли жить или нет! Дело в том, что вопрос о самоубийстве иначе звучит так: «Есть ли такой смысл в жизни, которому я могу посвятить свою жизнь?» Если человек окончательно решит, что жизнь бессмысленна, то он покончит ее самоубийством. Поэтому вопрос о смысле жизни – это вопрос нашего выживания. Каждый человек так или иначе отвечает на него. Тот, кто не имеет никакого смысла в жизни, окончательно разуверился в его существовании, уже мертв внутри, и дело физического самоубийства – лишь дело времени. Но вот что парадоксально: люди имеют потребность в осмысленной жизни, но при этом не хотят, как правило, утруждать особо себя поиском этого смысла. Так они приходят к мифу и удовлетворяются простым готовым ответом. Они успокаиваются в тот самый момент, когда нужно быть особо беспокойным. А вдруг я отдаю свою жизнь ради того, что не стоит ее, не стоит и ломаного гроша? А вдруг я продешевил? А вдруг я воздвиг в качестве бога (бог человека – это и есть то, в чем он видит смысл своей жизни) деревянного бездушного истукана, которому глупо поклоняться? Эти вопросы почти не возникают у людей. Но именно с качественного сомнения (под качественным сомнением я подразумеваю то сомнение, где работает мышление, а не сомнение, скажем, обманутого избирателя в Януковиче или Тимошенко). Мышление рождается в качественном сомнении. Мыслить – значить уметь увидеть разные стороны того, о чем мыслишь. Миф атрофирует мышление, подменяет его иллюзией мышления. Миф не знает сомнений. Тот, кто сомневается, и сомневается качественно, уходит от лжи мифа. Отсюда название книги у Ницше: «Сумерки идолов, или как философствуют молотом». Отсюда очень точное выражение у Шестова: «Задача философии не успокаивать, а смущать людей».

Но человек массы предпочитает жить в уютной лжи. Отсюда – его самодовольство. При этом люди с разными жизненными установками одинаково испытывают это самодовольство. Например, возьмем атеиста и верующего. Атеист очень часто не вникает в сущность религии, и под видом крушения религиозных идолов, воздвигает себе новых, живя в иллюзии обнаруженной Истины. Верующий аналогично самодоволен – он уверен, что принадлежность к религии делает его носителем Истины. И хотя христианам свойственно постоянно каяться, в первую очередь в гордыни, они часто пребывают в этой самой гордыне самодовольства. «Я грешен, – говорит христианин, – но моя вера чиста, я познал Бога». И это ощущение того, что «я Бога за бороду схватил», приводит к его тайному самодовольству. Он кается и думает, что в нем нет гордыни. Но она невероятно сильна, часто сильнее, чем у самого примитивного атеиста! В итоге, верующий окаменевает, перестает развиваться, и, что часто бывает, как, скажем, с Даниилом Сысоевым, крайне примитивным автором, не знающим элементарных вещей, пишущим басни на разные темы, начиная с науки и заканчивая религией, становится горячим проповедником, чувствуя себя проводником Истины.

Еще раз повторю: везде, где есть самодовольство, нет развития. Тот, кто считает, что он знает, на самом деле ничего не знает. Только тот знает, кто считает, что ничего не знает. Степень развития человека определяется тем, насколько критично он относится к своему собственному развитию. Но человек массы самодоволен, и поэтому самоактуализация – удел 1%. Поэтому все сферы жизни, в которые проник человек массы (наука, религия, искусство, образование и т.д.) терпят крах, осеревают. В Украине уже давно особо не развивается наука, при этом каждый год ученых становится больше в сотни раз, нет никого толком возрождения религии, при этом каждый день появляется несколько новых храмов и других культовых учреждений, а искусство почти полностью скатилось в пошлость… Подобная ситуация во всем западном мире. Почему так? Когда нечему развиваться, то нет и развития, а есть лишь имитация развития. Всем занимается самодовольный человек массы, не знающий своих талантов, не всматривающийся в свою душу, т.е. не вставший на путь самоактуализации. Отсюда – свиптальность, игровой характер социальных отношений, когда ученые играют в науку при ее отсутствии, учителя делают вид, что учат, а ученики – что учатся, политики отчитываются о своих невероятных достижениях, которых нет, религиозный кризис прогрессирует на фоне прекрасной проповеди патриарха… Все сферы заполонил человек массы, и так как он самодоволен, то это приводит к застою, к кризису в этих сферах.

Казалось бы, ситуация безысходна. Но нужно вспомнить очень мудрые изречения, сказанные когда-то кем-то: 1. Философия одного столетия — это здравый смысл следующего. 2. Философия легко одерживает победы над бедствиями как прошлыми, так и будущими, но бедствия наличные побеждают ее. Как я понимаю эти афоризмы? Рассуждая над ними, скажу: я уверен, что один человек может сделать больше, чем коллектив. Да, сейчас принято считать обратное: работа в команде эффективней, чем работа одного, даже самого талантливого человека. Но если мы возьмемся изучать историю, то это история выдающихся людей, а уже во второй степени история безымянных масс. Иными словами, то, что делали отдельные лица, часто имеет больший вес, чем то, что делает масса. Так вот, гуманистические идеи, которые озвучивали и реализовывали отдельные люди вполне успешно, не могут так быстро завладеть умами масс. Чтобы массы дошли до них, осознали их хоть частично, хоть в искаженном виде, сделали частью своей жизни хоть немного, для этого нужны века. Верно сказал один папа римский: «Мы мыслим столетиями!» В своей жизни я давно понял, что буду жить по принципу: надо каждый день выдавливать из себя по капле Шарикова. Т.е. человека массы. Но я решил это в одиночку, в противовес массе. И если, скажем, идеи Бердяева о творчестве реализовывались им самим успешно, то массам нужно время, чтобы они хоть немного стали их частью. Иными словами, я уверен, что массы не такие уж и аморфные, и лучше сказать, что они развиваются медленно. Ведь целой армии не так просто добраться до пункта назначения, как одинокому всаднику.

К слову, о Бердяеве. Мы еще не до конца осознали гениальность его прозрений. Когда он пишет о том, что должна наступить творческая эпоха в жизни человечества, то многим кажется это очень наивным. Мол, чего вы хотите от этих окостенелых масс? Но если брать человечество в целом, то оно переживает еще свое детство, если не младенчество. Нам кажется, что наша история, которая насчитывает тысячелетия, невероятно долгая. Но это много по отношению к отдельному человеку, но крайне мало по отношению к человечеству, которое мыслит веками. Это один день из истории. И большинство людей даже в наш прогрессивный век еще очень далеки от идеала Человека, они далеки даже от выдающихся людей, которые сами часто были далеки от Человека. Но потенциалы есть в каждом. Просто мы еще дети, мы не умеем их использовать. И должны пройти века в нашем возрастании.

Так вот, Бердяев говорил о том, что в самом христианстве должны быть новые творческие откровения, что должна наступить эпоха религиозного творчества. Это очевидно, что великая идея христианства так и не стала достоянием масс. Христианство – неизвестная религия. Казалось бы, миллиарды верят в Бога и ходят в церковь, но подлинных христиан единицы. Наши самые талантливые проповедники, которых часто именно черная церковная масса воздвигла на пьедестал, порой очень далеки от глубин христианства и противоречат им своей «благочестивой» пошлостью. Христианства еще долгое время будет неизвестной религией. Но уже очевидно, что зернышко Царствия Небесного посеяно. И оно дало свои ростки. И пройдет время, когда оно превратиться в прекрасное древо! Христианство хоть и претерпело деградацию, пройдя через массы, опошлилось, но его божественное ядро все же вошло в души масс и понемногу уже в них действует.

Я еще раз хочу сказать: вхождение гуманистических идеалов в жизнь масс – это долгий процесс. Тысяча, две тысячи, десять тысяч лет – это грандиозные цифры, но в плане развития всего человечества это краткие мгновения. И я верю, что человек медленно, почти незримо, может стать лучше. Он уже изменяется к лучшему. «Мы» должно продолжать разрушаться, и из него постоянно будут выпадать новые Я, зараженные гуманистическими идеалами. При этом я не верю в утопию. Я понимаю, что не будет рая на земле. Но я верю, что нет бездарных людей…

Когда я прихожу на занятия и говорю о восстании масс со студентами, многие понимают. И многие принимают. Я вижу интерес. И хотя я сам скептически отношусь к образованию, считая, что массы просветить практически невозможно, но я знаю, что то малюсенькое дело, которое делаю я, уже служит развитию масс, точнее, их уничтожению во имя Я. Потому что самый главный бой на сегодня – это бой с человеком массы. Он решительно должен быть повержен. В первую очередь, в самом себе. И хотя все равно ничего не изменится за нашу жизнь, в будущем мы увидим изменения. Если бы сам Фромм каждый день беседовал с моими студентами или с другими массами о гуманистических идеях, почти никто бы не последовал за ним на практике. Но это не проходит безуспешно. Зернышко Человека посеяно в душах людей массы, и уже что-то изменилось, незримо, но изменилось… И дети у таких людей, которые хоть и не смогли сами взрастить в себе Человека, все же родятся не в полной тьме…

Что будет дальше с нами, куда повернет история, никто не знает. Но в человеке еще есть хаос, чтобы родить танцующую звезду. Верю, что Бог нас как раз ведет по пути к танцующей звезде. Поэтому верю в оптимистическое будущее масс…

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *