Скотобойня

Автор: Павел Минка.

Периодически я впадаю в депрессию, связанную с моей работой. Я – преподаватель философии у студентов-гуманитариев. Эта депрессия вызвана ощущением абсурдности нашей системы образования. Дело в том, что она по своей сути античеловечна, как античеловечна западная массовая культура. Я постараюсь объяснить этот тезис ниже.

Ключевое событие нашей истории – это социальная революция, названная у Ортеги-и-Гассета восстанием масс. В ходе ее появился новый тип западного человека – человек массы, который начал доминировать во всех сферах жизни. Этот человек массы характеризуется тремя качествами:

  1. Стандартизированное мышление. Примитивность. При этом полная уверенность в значимости «собственного мнения».
  2. Жизнь в соответствии с общепринятыми эмоциональными шаблонами.
  3. Имитационный образ жизни. Игра в личность, в гениальность, связанную с безумием. Игра в чувства, например, в любовь. Игра в прогресс, в развитие той или иной сферы, например, сферы образования.

Фромм называет человека массы – человеком-роботом, а Зиновьев – постчеловеком. Нужно смело посмотреть правде в глаза: человек массы по отношению к Человеку – как ребенок. Скажу иначе: в человеке массы мало подлинно человеческого. Да, он ровно ходит на двух ногах, умеет говорить, вполне социален, но это все видимость. За этой ширмой человека кроется примитивное существо со слаборазвитым интеллектом, роботизированное, то есть умеющее выполнять какие-то функции, любящее пошлость. Пошлость – это ведь не только анекдоты про поручика Ржевского, не только порнография или подобного рода продукты массовой культуры. Пошлость – это низость, подобная низости анекдотов на половые темы. В этом плане пошлым на 90% является телевидение, созданное для человека массы, воспевающее героев масс – таких же примитивных, умственно отсталых, как и сам человек массы. Телевидение носит античеловеческий характер, оно отторгает все человеческое и воспевает пошлость и низость. Человек массы влюблен в эту пошлость массовой культуры, которая льется на него и с телеэкранов, и со страниц газет, и с полок книжных магазинов… В социальных сетях постчеловек распространяет пошлость, повторяя какие-то банальные и глупые фразы, например: «Нужно меньше думать, больше жить!», «Есть люди которые меня ненавидят, а делают вид, что любят, вот таких ненавижу я!», «Жизнь дана один раз, поэтому нужно ее прожить так, чтобы на Небесах сказали «Вау, повтори!», «Счастье состоит из трех вещей: хорошие родители, друзья и любимый человек», «Тот, кто верит в себя, добьется всего!» И таких цитаток можно набрать целую энциклопедию – энциклопедию пошлых мозгов.

Проблема в том, что человек массы – везде, от него не скрыться. Он даже там, где по определению черни не место. Беда случилась и с системой образования, потому что ее почти всецело захватил человек массы, который занял место как преподавателя, так и студента. Моя депрессия связана с тем, что я где-то в глубине души боюсь опрашивать студентов на семинаре. Пока они сидят, делают умный вид и как бы слушают, я нахожусь в сладкой иллюзии, что все идет хорошо. Но как только их о чем-то спрашиваешь, то в 99,9% случаев сталкиваешься с одной картиной: неумение выражать свои мысли, крайне низкий интеллектуальный уровень, можно даже сказать, умственная отсталость, потому что их развитие остановилось в лучшем случае в 7-ом классе. Студентам не свойственна культура мысли. Да, говорить стандартные фразы они могут. Но дальше этого дело не идет. Отсюда вся эта словесная банальность, которая проявляется даже в неумении говорить тосты, и в итоге они сводятся к пожеланию здоровья, счастья и так далее.

Неумение говорить связано с бедностью мысли. Человек массы не любит читать хорошие книги. Даже если он и читает, то газеты или массовую литературу вроде Пабло Коэльо. При этом в нашем обществе почти нет людей, которые думают по-разному, потому что у всех одни и те же стандартизированные мозги. Разность мнения вызвана не наличием разных мнений, а наличием разных вкусов (одному нравится красное, другому – черное) и исповеданием разных мифов.

Для меня философия всегда была культурой мысли. Философия может освободить от мифов, она учит думать. Но как можно заниматься философией с людьми, мозг которых лопается при малейших попытках мыслить? В большинстве случаев студенты либо не могут повторить самое элементарное, потому что у них не хватает слов, и они пересказывают все в искаженном варианте, но если все же кто-то и смог повторить, то он, как правило, не понимает, в чем смысл того, что он сказал. У студентов есть одна характерная особенность – они не умеют улавливать смысл информации, не понимают главного. Информация для них – это, как правило, бессвязный поток разных подробностей. Для примера: как-то я дал задание сделать доклады по античным философам. Студенты, выступая с докладами, говорили о множестве второстепенных подробностей из жизни, например, Демокрита, вдаваясь в самые детальные описания того, что вообще не имеет никакого значения. Когда же докладчица по Демокриту наконец перешла к его философии, то это не было выделено как главное, а в ее интерпретации встало в ряд с самыми заурядными подробностями, скажем, о том, где путешествовал Демокрит.

Все дело в том, что мир представляется человеку массы в виде множества пазлов, которые он не может собрать. По той причине, что он не умеет мыслить, ему не удается собрать пазлы. Таким безмозглым его делает, с одной стороны, школа, с другой, вообще весь массив массовой культуры. Это хорошо показал Эрих Фромм в своей книге «Бегство от свободы». О вреде школы он писал: «…ребенок попадает в школу или в колледж. Здесь применяются методы обучения, в действительности ведущие к дальнейшему подавлению самостоятельного мышления; на некоторых из них я остановлюсь. Один из них – настойчивое требование от учащихся знать факты, точнее, информацию. Существует жалкое суеверие, будто человек достигает знания действительности, усваивая как можно больше фактов. В головы учащихся вдалбливаются сотни разрозненных, не связанных между собою фактов; все их время и вся энергия уходят на заучивание этой массы фактов, а думать уже некогда и нет сил. Разумеется, мышление само по себе – без знания фактов – это фикция, но и сама по себе «информация» может превратиться в такое же препятствие для мышления, как и ее отсутствие». Еще одна важная цитата из Фромма: «Другим фактором, парализующим способность к критическому мышлению, становится разрушение целостного представления о мире. Факты утрачивают то специфическое качество, которое имели бы, будучи составными частями общей картины, и приобретают абстрактный, количественный характер; каждый факт превращается просто в еще один факт, причем существенным кажется лишь то, больше мы их знаем или меньше. В этом смысле воздействие кино, радио и газет поистине катастрофично: сообщения о бомбардировке городов и гибели тысяч людей бесстыдно сменяются – или даже прерываются – рекламой мыла или вина; тот же диктор, тем же внушительным голосом, в той же авторитетной манере, в какой он только что излагал вам серьезность политической ситуации, теперь просвещает свою аудиторию относительно достоинств мыла именно той фирмы, которая заплатила за передачу… Все это приводит к тому, что мы теряем подлинную связь с услышанным; оно нас как бы не касается».

Отсутствие мышления у человека массы приводит к тому, что он либо вообще не думает о тех «пазлах», из которых состоит мир, либо доверяется мифам, все легко и просто объясняющим. Он не просто не понимает, в каком мире живет, – он не понимает себя. Он не может увидеть главное в себе, не может докопаться до своих талантов, гибнущих за ширмами его шаблонного мышления и поведения. Посмотрите на все эти дебильные шоу на ТВ (дебильные – не в плане оскорбления, а в плане умственной отсталости). Как себя характеризуют участники разных шоу? Примеры: «Я работаю менеджером, люблю кататься на байдарках и фотографировать. У меня дома живет такса Жужа. Я люблю смотреть сериалы, в которых обнажается природа лжи. Мне нравится Коэльо. В восторге от его «Алхимика»! Живу, следуя «секрету». Мое кредо: «Твое желание – закон для Вселенной». Или: «Я Саша, мне двадцать пять лет. Я работаю менеджером по продажам. Люблю рыбалку. Несколько раз в году спускаюсь на байдарках по реке с друзьями. Летом хожу в поход. Обожаю готовить мясо по-французски и есть его с красным вином. Поклонник голливудских фильмов 90-х годов, в особенности боевиков». Такая самохарактеристика говорит об одном: человек не может увидеть в себе главное, он считает, что он – Личность, потому что любит красный цвет и мясо по-французски. Но ведь любовь к красному цвету не делает тебя человеком! Неужели кроме этой любви в тебе нет никакой глубины, ничего, что можно действительно назвать человеческим?..

Ситуация с преподаванием философии безнадежна, потому что невозможно научить культуре мысли людей, которые и без того уверены, что они знают жизнь как пять пальцев. Человек массы крайне самодоволен – это его основная черта. Мне могут возразить, что студенты – это молодые люди, которые еще могут измениться, если к ним найти подход. Меня даже могут упрекнуть в том, что я плохой преподаватель, раз говорю о безнадежности своего дела. Но я бы хотел возразить. Дело в том, что сама система образования есть продукт массовой культуры. Она построена так, чтобы воспитывать людей-роботов. Конечно, на «бумажке», то есть в теории, наша система образования строится на гуманистических идеалах, она призвана развивать. Но это все внешнее. Реально же система образования как часть массовой культуры представляет собой конвейер по производству быдла. Образование приняло игровой характер. Его почти нет, есть игра в образование. В любой школе, в любом вузе эта игра занимает большую часть времени и сил. Я мыслю образование как процесс творческого роста личности, как развитие талантов, которые есть у каждого человека – как путь возрастания к идеалу Человека. Но что делает школа? Она почти не развивает твои таланты, а подгонят всех под примитивные шаблоны. Она не требует мышления – для хорошей оценки нужно просто воспроизвести информацию, часто ненужную. Кроме того, школа канонизирует мифы и служит их распространителем. Потом эстафету подхватывает вуз. Здесь все развивается по тому же сценарию. Студенты настроены не на то, чтобы творчески трансформировать информацию, делать ее частью себя, развиваться в процессе образования, а на то, чтобы заучить информацию, воспроизвести перед преподавателем и тут же ее забыть, потому что эта информация не делается частью их внутреннего мира. Они заинтересованы не в образовании, а в дипломе. Они не знают себя, потому что человек массы наплевательски относится к своим талантам, поэтому вуз за них выбирают, как правило, родители, или они поступают на какую-то специальность по воле обстоятельств…

При этом студенты – уже взрослые люди, процесс формирования которых почти завершен. Человек массы, как я уже сказал, крайне самодоволен. И хотя моим студентам чаще всего меньше двадцати, почти все они уверены, что достаточно знают жизнь. Человек-робот знает свою программу, а больше и не надо! Они не видят необходимости в философии, а многие даже презирают ее. У человека массы отвращение к интеллигентности и культуре мысли. Вспоминаю одну свою студентку. Она учится на 2-ом курсе, говорит на суржике (судя по всему, она из села или пригорода), очень простенькая, но при этом покладисто ходит на все занятия… Она находится на крайне низком интеллектуальном уровне, поэтому не в силах понять элементарное. Как-то она, получив плохую оценку, с негодованием воскликнула мне: «Мне ваша философия триста лет не нужна, я ее не понимаю и не собираюсь понимать, я и без нее прекрасно проживу!» При этом она сдаст и философию, и вуз закончит, потому что мне уже понятно, как она вообще учится. Она зазубрит азы по философии (да и то частично), при этом совершенно их не понимая, и получит свой минимальный бал. Она не понимает не только философию, у нее вообще все очень плохо с мозгами, чтобы понимать хотя бы один предмет на нормальном уровне. Но она берет тем, что хоть что-то делает, хотя это «что-то» не имеет смысла для личного образования. Почти все студенты во всех вузах получают диплом не за знания, а за «что-то». Это и есть игра в образование.

Образование, захваченное людьми массы, стало выполнять одну единственную функцию – воспроизводить этих самых людей массы. Вся массовая культура, в том числе и школа как ее часть, направлена на одно: воспитать умственно отсталого, примитивного, тяготеющего к пошлости и живущего в соответствии со стандартными шаблонами человека-робота. Зиновьев не зря называет школу в «Глобальном человейнике» «роботизированной». И хотя на «бумажке» образование представлено в лучшем виде, одно дело – реальность бумаг, а другое дело – реальность как таковая. Система образования не больна, она просто плохая. Постмодерн – это тупик, в который мы попали. Постмодернист Фуко сказал: «Человек умер!» Наша эпоха – это эпоха античеловеческой или постчеловеческой культуры, где все подлинно человеческое выброшено за борт и развивается где-то на «окраинах».

Мне хотелось бы хороших студентов, которые бы увлеченно занимались личным образованием. Мне хотелось бы студентов, у которых не стандартизированные мозги. Которые бы не были безразличны к себе. Мне хотелось бы студентов, у кого в душе хаос, чтобы родить танцующую звезду. Но где их взять? Отчислят этих, но на их место придут такие же… Еще раз повторю: проблема в том, что наша современная культура (в том числе и система образования) построена так, чтобы воспитывать людей-роботов, а не людей. Она в этом плане античеловечна. Все лучшее, что есть в нашем образовании, как правило, связано с талантливыми преподавателями, выпадающими из стандартных схем. Поэтому не студенты лишние в вузе, а я лишний. Я, человек, влюбленный в свое дело, исповедующий гуманистические идеалы, выкладывающийся на занятиях на 100%, живущий своей работой, , не имею места в античеловеческой культуре, частью которой является система образования. Я уже давно живу с ощущением того, что тону в бескрайнем черном-пречерном океане…

P.S. С критикой к системе образования относились и в прошлом разные мыслители. Вот читаю заметки Василия Розанова, относящиеся к школе царских времен: «Наша школа – тупа. И способные люди ее не воспринимают, а просто разрывают с нею. Через это выходит, что все тупые люди у нас суть «окончившие курс» и «образованные», а люди действительно даровитые – без диплома и никуда не пропускаются в жизнь, в работу, в творчество. Они «на побегушках» у «тупых дипломированных людей».

Евгения Ивановна сказала это как-то лучше, талантливее. Рассказала это как заключение к рассказу о своем умершем брате, – вдохновенном и предприимчивом дворянине-землевладельце, но который, кажется, не был в университете, «потому что не мог кончить в гимназии». Обыкновенная история, еще со времен Белинского. У нас почти вся история, все пламенное в истории, сделано «не кончившими».

«Тупые образованные люди» заняли теперь почти все поле литературы; составили бесчисленные ученые статьи в «Энциклопедию» Брокгауза и Ефрона. О «тупых образованных людей» разбивает голову бедный Цветков (который, однако, наговорил им много комплиментов).

Шперк говорил мне: «Я вышел из университета (юридический факультет в Петербурге) потому, что не мог принимать в свою живую душу мертвое содержание профессорских лекций».

Меня так поразило, когда он сказал это. Как поразила сейчас формула Евгении Ивановны. Евгения Ивановна пошла учиться «духу и красоте» у крестьян, училась у молдаван, училась у наших (Казанск. губерния). Шперк, с отвращением отвернувшись от профессоров, начал ходить и смиренно, кротко учиться у биржевого маклера (Свечин, – издал под псевдонимом Леонова «Кристаллы человеческого духа»).

О, как понятно, что с этими господами (профессорами) «расправились» студенты и в конце концов отняли у них университет. И бросили его в революцию. Ибо воистину революция все-таки лучше, чем ваше «ни то ни се», «революция из-под полы» и «на казенный счет»…

Когда же пройдут и кончатся эти «тупые образованные люди», которых у нас и повсюду так же много, как селедок на Ньюфаундлендской мели, коих весь свет ест и никак не может их съесть?..»

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *