Интеллектуальные болезни

Автор: Павел Минка.

Интеллектуальные болезни и массовое безумие

Медицина говорит о болезнях тела. Психиатрия – о болезнях души (психики). В религии говорят о духовных болезнях, под которыми подразумевают, например, склонность человека к греху, неверие, уныние или даже состояние одержимости злыми духами. Вне зависимости от нашего отношения к религии, очевиден факт наличия физических болезней. Но почему-то почти никто не говорит о том, что есть болезни ума. Речь идет не об умственной отсталости, например, а об особом роде интеллектуальных заболеваниях. Александр Зиновьев пишет об этом так: «В XX веке возникло качественно новое социальное явление — интеллектуальные заболевания. Не психические, а именно интеллектуальные, описываемые в понятиях логики. Эти заболевания достигли масштабов эпидемий. И исходят они не из безграмотности, невежества и глупости, а из среды образованных людей, с высот достижений науки и техники. И диагностировать их неизмеримо труднее, чем медицинские заболевания. Если, например, в больнице пациент пытается надеть штаны через голову, врач констатирует нарушение функций логического мышления. На высотах науки ученые мужи вытворяют нечто такое, по сравнению с чем попытка надеть штаны через голову выглядит как вполне невинная и почти что здравая. Тут имеет место именно помутнение умов, которое стало тотальным, охватив подавляющую часть думающего человечества. Эти заболевания не лечат, а наоборот, поощряют как некий выдающийся прогресс познания. Интеллектуально больных прославляют в средствах массовой информации… Их интеллектуальный бред преподносится как тайны мироздания».

Примеров такого тотального помутнения умов – огромное количество. Одно дело говорить о мракобесии малокультурных и малообразованных людей, другое же – об интеллектуальных болезнях, расплодившихся в среде людей умственного труда и интеллектуалов. Пытаясь изучить то, что пишут сегодня ученые и философы об идеологической сфере в России и Украине, я испытал настоящий ужас, осознав подлинное положение дел в научной среде. Так, например, один доктор наук из Киева объяснял современную социально-политическую ситуацию в России, утверждая, что в свое время Иван Грозный нагрешил и испортил карму всему русскому народу, и теперь русские вынуждены эту карму отрабатывать. А одна украинская ученая предложила ввести в Украине буддизм, поскольку это неминуемо бы привело к экономическому буму, ведь буддисты верят в переселение душ, и если бы украинцы стали буддистами, то они бы занялись строительством экономики, понимая, что им придется не одну жизнь прожить в Украине, а миллионы (это она назвала «долгой перспективой), и разумно уже сегодня готовить почву для экономического процветания последующих своих воплощений.

Интеллектуальные болезни в наше время приобрели форму эпидемий. Не зря говорят о массовом безумии, ведь интеллектуальные болезни связаны со вспышками психических эпидемий. Поразительно, но можно отметить, что в местах скопления критической массы интеллектуально сумасшедших происходит вспышка массового безумия, которая охватывает и относительно здоровый контингент. Для примера можно привести ситуацию с патриотическим бумом в Украине и России, когда в один миг будто по приказу вполне нормальные люди превратились в фанатиков с черно-белым мышлением, состоящим из клише и лозунгов. Еще вчера они интересовались совсем другими темами, имели другие вкусы, представления, политические взгляды, но в один миг стали одинаковыми, агрессивными, с одними и теми же интересами и идеями. Когда в одном советском мультфильме персонаж говорит, что с ума сходят поодиночке, и лишь гриппом все вместе болеют, то это неверно по отношению к интеллектуальному безумию. Оно имеет именно массовый характер. Во многом это и объясняется сферой социального бессознательного. Вирусы интеллектуального безумия вынашиваются долго в недрах бессознательного, но вдруг появляется провокатор, и они выплескиваются на поверхность сознания. При этом больной считает болезнь нормой и уверен, что обладает не только истинным пониманием ситуации, но и что это понимание – его личное неповторимое мнение. В психиатрии распространен случай, когда безумец не признает себя больными.

Вполне вероятно, что в будущем тема интеллектуальных болезней будет исследована детально, и очень многие явления, которые сегодня выдаются за трезвую и адекватную точку зрения, будут признаны формой помешательства. В середине ХХ века на Западе произошел бум сект. Миллионы людей уходили в секты, разрывая связь с внешним миром. Психологи, исследовав этот вопрос, пришли к выводу, что в сектах применяются техники изменения сознания («контроль сознания», «реформирование мышления») и объяснили, почему это несет вред физическому и психическому здоровью. Этой темой по-своему заинтересовались и психиатры. Например, в Украине активное распространение получило «Белое братство», и после запрещения этой секты были проведены психиатрические экспертизы, констатирующие факт психических расстройств у адептов, в том числе и необратимых. Несмотря на то, что эта тема с сектами вызывает еще много вопросов и имеет спорные стороны, мы имеем дело с прогрессом в исследовании не только психики человека, но и различных видов сумасшествия, в том числе и интеллектуального.

Уже давно говорят о массовом безумии, охватившем немцев в гитлеровский период. Нацизм и фашизм осуждены после Второй мировой войны, но психологи и социологи подвергли детальному анализу немецкое общество еще до всех тех зверств, которые были причинены нацистами в итоге. Они отмечают то, что это — общество, охваченное патриотизмом, идеей реваншизма и мести, черно-белым пониманием мира (мы – хорошие и добрые, а они — враги) и идеей, что цель оправдывает средства. Надеюсь, что в будущем и современные формы массового безумия будут аналогично исследованы и осуждены. Для нас нормальным является осуждение вспышек религиозного помешательства в средневековой Европе, приводивших к сжиганию еретиков и иноверцев, или осуждение фанатизма нацистов, но при этом мы не видим проблемы в современных патриотических движениях, которым сопутствует и моральная, и интеллектуальная деградация, не осуждаем новые формы религиозного мракобесия и безумия, которые охватили всю религиозную сферу, живя в иллюзии свободы, демократии и своего умственного превосходства. Прогресс человечества возможен только в том случае, если в будущем мы увидим осуждение, а не героизацию и прославление современных форм массового безумия.

Но пока что остается констатировать факт: современные идеологи ставят перед собой в качестве основной задачи распространение интеллектуальных болезней. Многие из них либо сами больны, либо цинично заражают других. Массовые безумия нередко поддерживаются на государственном уровне. Средства массовой информации целенаправленно способствуют помутнению умов. Даже интернет, представляющий свободную информационную зону, заполнился огромным количеством ресурсов и сайтов — рассадников вируса массового безумия, и порой нелегко через все это грандиозное нагромождение «уничтожителей ума» прорваться к адекватной и вменяемой информации. Так ситуация обстоит не только на постсоветском пространстве, но во всем мире.

Симптомы интеллектуальной болезни

Интеллектуальная болезнь может проявиться тогда, когда человек не понимает совсем или понимает плохо, в чем сущность науки, философии, религии и мифа, и не может их различать. Болезнь проявляется в том, что он начинает, например, религию выдавать за науку, чистый миф – за философию, проявляя бессистемность и, выражаясь простым языком, кашу в голове.

Симптомом является то, когда для изучения объекта используется неверный подход. Например, чтобы объективно понять социально-политическую ситуацию, которая сложилась в том или ином обществе, необходимо обратиться к науке. Но нередко человек пытается оценить ее с позиции своих религиозных взглядов и объяснить сложные процессы с помощью, например, закона кармы или божьего предопределения. Однажды мне довелось вести дискуссию с одним ученым, который абсолютно не понимал, что такое наука, и свое понимание основывал на художественной литературе, на которую постоянно ссылался.

Интеллектуальные эпидемии вызваны тем, что мало кто владеет хотя бы азами логики. Единицы среди сотен тысяч знакомы с последними разработками и достижениями в этой области.

В последнее время распространилось отрицательное отношение к логике без понимания, что же собой она на деле представляет. Такие «критики», как правило, считают логику чем-то отсталым, поскольку она ассоциируется у них с игнорированием противоречий. Но на деле тема «примирения противоположностей», объяснения противоречий уже давно поднимается в логике. Здесь объекты рассматриваются как многомерные, «многоэтажные», сложные и в динамике. Александр Зиновьев, один из ведущих мировых логиков, пересмотрел понятие диалектики, и в его логических трудах оно обрело именно научный смысл, преодолев философское (Гегель, Маркс, Энгельс) и идеологическое (марксизм-ленинизм) выражение. Он разработал диалектические приемы, позволяющие проанализировать объект во всей его полноте, учитывая динамику, переход от одного состояния к противоположному. Им был открыт социальный закон зеркальности: «В социальной эволюции одновременно имеют место две противоположно направленные ветви – восходящая и нисходящая. В них действуют одни и те же социальные законы. Но результат их действия в одной из них является зеркальным отражением результата действия в другой, т.е. является похожим и одновременно противоположным, как это имеет место в случае отражения предметов в зеркале».

Но в последнее время распространились бесчисленные махинации на тему противоречий. Их видят там, где они в действительности отсутствуют. Кашу в голове выдают за глубокое познание противоречивой жизни. Нелогичность и бессистемность ставят в заслугу как новый, более прогрессивный этап в познании реальности. Реальная же работа с противоречиями и антиномиями, когда речь идет о социологическом исследовании, возможна лишь на основании логики и научной диалектики.

Каша в голове проявляется в хаотичном и размытом употреблении слов, когда нет четкого понимания, какой конкретно смысл за ними стоит. Распространяются понятия-исказители и понятия-имитаторы, которые либо искажают и извращают объект исследования, либо говорят о том, чего в объективной реальности попросту не существует.

Сознание современного человека нередко бесструктурно и хаотично. Это похоже на страницу с новостями в социальной сети. Здесь, например, новости из церковной среды могут смениться сообщением из жизни порнозвезды, а сводки с фронта – рекламой шампуня от перхоти. Современный человек поэтому и говорит о противоречиях, но на деле он их не видит, а выдает за противоречия бессистемность, кашу в голове.

Поэтому людям так свойственная словестная казуистика. Нередко попытка объяснения социально-политических процессов сводится к ней. Из этого калейдоскопа слов складываются целые мифологические повествования по типу легенд, древних мифов, сказок.

Проблема осложняется тем, что в научной среде сегодня наблюдается глубокий кризис, который с особой силой проявил себя в сфере логики. Нередко якобы профессиональные логики на деле демонстрируют отсутствие знаний в этой области, сумбур и даже откровенное мракобесие.

Интеллектуальные болезни можно обнаружить там, где часть выдается за целое. Берутся локальные феномены и абсолютизируются, выдаются за полноту. Из социально-политической жизни вычленяются отдельные, порой несущественные эпизоды и переносятся на целое. Но в реальности целое содержит в себе и другие элементы, но человек лишен возможности их увидеть. Нередко отдельные идеи, которые выражает тот или иной человек, могут быть истинными, но ошибка наблюдается в том случае, когда из этих истинных идей делают ложные выводы (попросту говоря, устанавливается неверная причинно-следственная цепочка). Или когда их объединяют в единое целое таким образом, что целое, содержащее определенные истинные части, оказывается в итоге ложным по своей сути.

Из книги «Россия и Украина: идеология и манипулирование» 

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *