Основные источники идеологии

Автор: Павел Минка.

Если на протяжении всей истории религия и выступала в качестве доминирующей идеологии, то начиная с Нового времени она отступает на второй план. Если церкви в христианском мире и являлись основной организацией идеологической обработки, то в ХХI веке они отступили на второй план, несмотря на то, что влияние религиозных организаций, будь то церкви или секты, сохраняется в значительно мере. В нашу эпоху основными рупорами идеологической обработки являются средства массовой информации и система образования.

Средства массовой информации

Существует миф, что в демократических странах, как в западных, так и постсоветских, существует свобода слова и нет цензуры. Когда даже мы сталкиваемся с проявлением цензуры, это выставляется как что-то ненормальное и даже незаконное. Говорится о «независимых СМИ», плюрализме и полной свободе думать и говорить то, что считаешь нужным. На самом деле это не так. Такие слова, как «свобода» («свобода слова»), «независимость» («независимое государство», «независимые СМИ»), «демократия» давно вошли в идеологию и стали способом сокрытия истины и манипуляции.

Существуют государственные и частные СМИ. Государственные зависят от государства и неизбежно пропагандируют государственную идеологию, а частные имеют владельцев, которым выгодно освещать определенную идеологическую позицию в СМИ. Здесь мы говорим не о развлекательной или другой информации, которой переполнены СМИ, а об освещении социальных и политических событий в обществе и мире. Кроме того, существует понятие заказа, когда то или иное СМИ получает оплату за распространение определенной информации (например, за написание и публикацию пропагандистской статьи о какой-то партии или политическом деятеле). Иногда можно столкнуться с попыткой отдельных журналистов или даже организаций представить объективную, а не пропагандистскую информацию. Но это исключения, кроме того, даже «независимый журналист» все равно несвободен от своего личного мировоззрения, и даже если он постарается, подобно ученому, игнорировать свою субъективную точку зрения, все равно так или иначе его идеологические взгляды будут проявляться даже не столько в том, как он подает информацию в смысле содержания, а, например, в выборе объекта журналистского расследования, отношения к нему и так далее.

Кроме того, если говорить о крупных СМИ, под которыми мы подразумеваем те, что имеют многомиллионную аудиторию, то они по определению не могут быть независимыми. Это основные рупоры идеологической обработки, и просто невозможна ситуация, когда владельцы и тот круг высшего общества, в который неизбежно входят владельцы, не будут использовать их в своих идеологических целях. Это практически то же самое, как если бы предприниматель открыл крупное предприятие без цели получения от него прибыли или определенной выгоды. Конечно, есть крупные развлекательные СМИ, которые не касаются социальных и политических проблем, но мы говорим о тех, которые как раз касаются этих проблем в формате новостей, дискуссионных или аналитических программ и так далее.

Очевидна связь крупных медиамагнатов с правящим закулисьем, скрывающим свою подлинную деятельность. Внешние политические события, такие как выборы, переговоры, договоры и другие не отражают в полной мере политическую жизнь. Они пропитаны идеологией и нередко служат для искажения и сокрытия реального положения дел. Журналисты поэтому и приковывают к ним внимание, потому что обслуживают заказ по идеологической обработке населения. Если же ученый пытается анализировать эти события объективно, он не придет к истине, а запутается в идеологических сетях. Поэтому типичная формулировка не только обывателя, но и подчас человека, занятого интеллектуальной (научной) деятельностью, которая звучит как «Я увидел это по ТВ…» или «В газете написали, что…», свидетельствует о том, что он помещен в определенную идеологическую реальность. Правящее закулисье скрывает себя и свою подлинную деятельность с помощью СМИ, искажает реальность в выгодном для себя свете с целью манипулирования массами. Так обстоят дела в современном мире. Например, крупнейшие СМИ в Украине принадлежат олигархам. Очевидна связь российских СМИ с правящим режимом Путина. Подобным образом обстоят и дела на Западе.

Есть идея, что в демократических странах нет цензуры. Но это не так, здесь действует более изощренный аппарат цензуры, чем это было, например, в СССР. Одно дело, что у тебя есть право думать и говорить, что хочешь, но совсем другое – возможность. Если то, что ты говоришь, выгодно владельцам СМИ, тебя допустят донести свое слово массам. Твои идеи и творчество будут распространять, если это приносит деньги. Но если результаты твоей интеллектуальной деятельности относятся к идеологической сфере, то СМИ сделает их своим достоянием в том случае, если ты окажешься выгодным для них как идеологический работник. Наличие интернета дает в этом плане определенную свободу: ты волен здесь публиковать все, что хочешь. Но опять же, твои идеи без должной рекламы и поддержки крупных интернет-ресурсов затеряются в титаническом количестве другой информации. Кроме того, далеко не всю информацию можно доносить до масс. В любом обществе, в том числе и демократическом, говорить правду о социальных и политических событиях и разоблачать идеологические манипуляции и ту иллюзорную реальность, которую они порождают, опасно. За собой это влечет осуждение со стороны социальной иерархии и окружения и последующие за этим притеснения.

 

Система образования

Если обратиться к официальным документам, на которых основаны системы образования в западном мире и в постсоветских государствах, то вы не увидите в них описания подлинной сути. Основные задачи, которые выполняет система образования, негласны. Если даже и найдется преподаватель, который в своей программе их честно опишет, то такую программу не примут и обвинят его в клевете.

Необходимо очертить две основные задачи, которые выполняет система образования в постсоветских странах:

1) Подавление способности к критическому мышлению (под критическим мышлением подразумевают способность научного анализа, совмещенную со способностью к философствованию), что означает воспитание в ученике склонности к мифологическому сознанию и поиску ответов в мифологии.

2) Идеологическая обработка. Предмет истории и другие предметы так называемых гуманитарных наук пронизаны идеологией. Преподаватель истории объясняет, кто добрый, а кто злой в историческом процессе, дает оценки, выделяет одних исторических деятелей и опускает других на основе идеологических представлений, мифологизирует историю, навязывая историческим деятелям и событиями определенное идеологическое содержание. Стоит отметить, что историки — наиболее подверженная идеологии группа сотрудников системы образования, потому что они изначально обучаются преимущественно в рамах идеологии. Не обязательно, что каждый преподаватель истории является рупором идеологической обработки. Существуют историки, которые стараются быть максимально объективными. Но это скорее исключение, чем правило. И дело здесь не в плохом положении дел, которое может быть преодолено, а в закономерном и непреодолимом явлении в рамках сложившейся системы образования: под видом занятия наукой будущих преподавателей воспитывают не как ученых, а как пропагандистов идеологии. Наука здесь выступает «ширмой», скрывающей реальное положение дел. Получив такое образование, сотрудник системы образования оказывается помещенным в идеологическую реальность. Он не может выйти за ее рамки – это могло бы случиться, если бы он осознал, что подвергся сам идеологической обработке, а те ценности и идеалы, которым он привержен, требуют переоценки. Он не способен к этому, потому что уверен, что занимается наукой и обладает критическим мышлением, но при этом его сознание полностью мифологично.

Подобным образом обстоят дела и с другими так называемыми гуманитарными науками. Пример: юридическая наука. В советское время она была пронизана идеологией, но когда СССР распался, появилась необходимость в очищении ее от старых идеологических наслоений. Но вместо того, чтобы сделать это по канонам науки и во имя ее, юридическую науку в постсоветских странах просто наполнили новой идеологией. Так, в учебниках по теории государства и права или основам правоведения, которые издаются в Украине и России, почти нет научных понятий и вообще научного представления об объекте и предмете исследования. Для примера возьмем основной учебник по теории государства и права в Украине, по которому образовывались почти все поколения юристов в постсоветской Украине. Автором его является О.Скакун. Почти все другие учебники просто переписаны с учебника Скакун. Мы не может в рамках нашей работы уделить внимание всему учебнику, но остановимся на той характеристики демократического и тоталитарного правового режима. Приведем цитаты: «Демократический режим характерен для правового государства. Его способы и методы осуществления государственной власти реально обеспечивают свободное развитие личности; участие в осуществлении государственной власти; свободу в экономической деятельности; защищенность прав и законных интересов; учет интересов большинства и меньшинства; легальное действие оппозиционных партий; формирование правительства теми партиями, которые победили на соответствующих выборах; доминирование убеждения, согласования, компромисса; выборность и сменяемость центральных и местных органов государственной власти и т.п.»; «При антидемократическом режиме происходит попрание прав и свобод человека, подавление оппозиции, не исключается упразднение представительного высшего органа (парламента) или превращение его в марионеточное учреждение, формирование правительства армией, захватившей власть и т.п.» «Тоталитарный режим — крайняя форма антидемократического режима. Она характеризуется полным господством государства над личностью и обществом; огосударствлением всех легальных общественных организаций; не ограниченными законом и закону не подчиненными полномочиями властей; запрещением демократических организаций; фактической ликвидацией формально провозглашенных конституционных прав и свобод; всепроникающим контролем над деятельностью граждан и общественных организаций; политической цензурой; отсутствием гласности; воинствующей тотальной нетерпимостью ко всем, кто мыслит иначе, чем диктует правящая партия и ее». Если взять другие учебники по ТГП и основам правоведения, мы увидим в них подобные представления о демократическом и тоталитарном режимах. Чаще всего называется два признака демократического режима: при нем система власти формируется в ходе демократических выборов, а населению гарантируется широкий спектр демократических прав и свобод. О тоталитарном теоретики государства и права чаще всего пишут, что при нем население ограничено в правах и свободах, существует цензура, а власть узурпировала определенная группа (партия), которая создала механизм строгого контроля всех сфер жизни в государстве. В качестве примера демократического режима приводят страны Запада (США, Германия, Франция, Великобритания и др.), а в качестве тоталитарного – СССР.

Эти понятия демократического и тоталитарного режима, которые приводит Скакун, являются идеологическими понятиями. Вместо того, чтобы научно проанализировать эти феномены и дать понятия реальной демократии и реального коммунизма, Скакун обращается к западной идеологии и берет понятия из нее. Первое, что мы видим в цитате выше, это представление о демократическом режиме как лучшем, свободном, нравственном и человечном, в то время когда тоталитарный режим выставляется как худший, рабский, аморальный, нечеловечный. При этом создается видимость беспристрастности и «научной» отстраненности. Когда велась Холодная война, то на Западе было создано идеологическое понятие тоталитаризма с целью исказить и выставить в худшем свете советское общество. Западные пропагандисты отстаивали идею, что в СССР тоталитарное государство превратило все население в рабов, сделало людей одинаковыми и похожими друг на друга как внешне, так и в плане мышления, что повсеместны репрессии. В положительном свете советское общество не освещалось – западная пропаганда изображала его как всецело плохое и злое («империя зла»), и противопоставляло себя ему как «империю добра», где царит свобода, демократия, всеобщее благосостояние. В это же самое время в СССР говорилось о том, что западное общество рабское, где массы трудящихся и простого люда эксплуатируются капиталистом (буржуем). Утверждалось, в том числе и в советской юридической науке, что подлинная демократия существует как раз в СССР, где у власти находится простой народ, и «каждая кухарка должна научиться управлять страной» (кстати, такой же лозунг нередко выдвигают идеологи и в демократических государствах про то, что именно ты, простой избиратель, являешься источником власти и управляешь страной).

Понятие тоталитаризма совершенно ничего общего не имеет с наукой и не может быть использовано, поскольку является всего лишь идеологическим понятием, которое изобретено западными идеологами. Можно говорить о тоталитаризме в философском, психологическом (социально-психологическом) смыслах, о «тоталитарных тенденциях» в политической или социальной жизни, но нельзя переносить это понятие на то или иное общество. Тем более его нельзя употребллять в том смысле, который мы рассмотрели выше. Например, в СССР партия – это не группа «аморальных лиц», которые захватили и узурпировали власть, и вообще не партия в смысле тех партий, которые существуют при демократии. Это форма организации общества. В партию входила не только правящая верхушка, а значительная часть общества, и в определенном смысле можно говорить о том, что партийная организация общества представляла особую форму народовластия. Нет вообще такого общества, где бы диктатор имел полную власть, а остальные люди совсем ее не имели и были полностью лишены свободы. Элемент свободы сохраняется даже у рабов. Общества разнятся этой степенью свободы и рабства, но нет абсолютно свободных обществ, как и нет абсолютно рабских.

Кроме того, когда утверждается, что в СССР были ограничены права и свободы, стоит вспомнить четыре Конституции СССР, которые были приняты в разное время. В них прописан довольно-таки широкий спектр прав и свобод. Конечно, можно сказать, что это лишь формальность, но на деле их нельзя было реализовать. Но проблема в том, что на деле нельзя реализовать и многие из тех прав и свобод, которые прописаны в основных законах  и конституциях западных стран. Например, право на свободу слова. Право есть, но важно еще иметь и возможность. В западных странах реальное положение дел можно выразить в формуле: свобода, но не для всех. Это связано с тем, что реализовать то или иное право может далеко не каждый – нет реальной возможности для этого.

Демократию противопоставляют тоталитаризму и связывают ее с выборами. Но в ходе выборов формируется лишь небольшой процент системы власти, а в целом она формируется «сверху», путем назначений, а не «снизу», и простой избиратель не может это проконтролировать. «Ты управляешь страной, а не те, кого ты избрал» — это идеологический лозунг. Кроме того, нужно признать, что большая часть людей голосует не потому, что действительно в состоянии проанализировать политическую ситуацию (большинство не может научно или хотя бы философски мыслить), а под влиянием пропаганды. Поэтому побеждает та политическая сила, которая были в плане пропаганды наиболее успешной. Кроме того, когда голосуют за того или иного кандидата, то ориентируются на его предвыборную программу. Но такие программы в большей мере популистские, и кандидаты в случае победы не несут ответственности за их невыполнение. Кроме того, избиратели голосуют не столько ориентируясь на популистские программы (как правило, избиратели не читают программ кандидатов, которые нередко особо и не отличаются одна от другой, обещая благосостояние, победу над коррупцией и так далее), сколько под влиянием идеологической обработки и манипулирования. Поэтому важно создать набор приемлемых и понятных идеологических мифов, которые бы понравились простому обывателю и избирателю. Попадая в систему власти, избранный кандидат все равно будет делать не то, что обещал, а то, что обусловлено законами власти и конкретной ситуацией, а также скрытыми целями добиться своей личной выгоды. Поэтому нередко оппозиция критикует власть за какие-то действия, но, прорвавшись к власти, делает то же, что и их оппоненты, так как критика всего лишь представляет собой манипуляцию, а не делается для реального изменения чего-то к лучшему.

Если мы хотим научно проанализировать понятие демократии, мы должны разграничить понятие идеологической демократии и реальной. Точно так же и с реальным коммунизмом. Невозможно детально сделать это в рамках данной работы. Для изучения развития представлений, как идеологических, так и научных, об интересующем нас объекте, следует обратиться к теоретикам правового государства, гражданского общества, капитализма и социализма, в первую очередь у Локку, Гоббсу, Монтескье, Руссо, а так же Марксу, Энгельсу и Ленину (проведенный нами анализ позволяет утверждать, что многие авторы учебников по ТГП и основам правоведения хоть и ссылаются на эти имена, но в большинстве своем не знакомы с оригиналами, а взяли представления о взглядах этих мыслителей из других учебников и второстепенных источников). Если читатель хочет познакомиться с полным научным анализом этих понятий, рекомендую обратиться к следующим трудам: «Запад. Феномен западнизма», «На пути к сверхобществу», «Коммунизм как реальность», «Кризис коммунизма» Зиновьева. Отдельного внимания заслуживает труд психолога и философа Фромма «Бегство от свободы», хоть он в большей мере и написан в рамках социальной психологии и философии и не представляет строго научной работы.

Из книги «Россия и Украина: идеология и манипулирование»

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *